5
(3)

*** Эксклюзивный материал! Публикуется впервые! ***

В 1937 году в ОКБ-5 завода № 1 имени Авиахима в Москве под руководством А.Я. Щербакова началась разработка трехместного (пилот и два исследователя) стратопланёра-полутороплана СП-1 с двумя герметичными кабинами. На испытания его предписывалось предъявить в IV квартале 1937 года.

Планёр должен был буксироваться за самолетом с обычной не герметизированной кабиной и, благодаря длинному тросу, подниматься в стратосферу для исследования ее состава, направления и силы ветра, возможных формирований облачности и прочего. Это, по мнению конструктора, значительно упрощало исследовательские полеты в стратосферу и, прежде всего, – потому что не требовался высотный мотор с очень «капризными» турбокомпрессорами.

Компоновочная схема стратопланёра СП-1

Общий вид СП-1 (размах верхнего крыла — 28 м, а нижнего — 12,9 м; длина — 11,6 м, высота — 3,2 м) Щербаков утвердил в октябре 1937 года, а его постройка, в основном, была завершена в 1938 году. Оставалось лишь обтянуть крылья полотном и покрыть лаком. Поскольку задержка с выпуском планёра была связана, главным образом, с изготовлением гермокабин, то в 1939 году небольшой коллектив Александра Яковлевича включили в состав КБ-29, находившегося в подмосковных Подлипках. В том же году 11 сентября начальник ВВС А.Д. Локтионов утвердил тактико-технические требования к планёру. А за полтора месяца до этого, 29 июля, постановлением правительства № 238 КБ-29 обязали предъявить СП-1 на государственные испытания в декабре следующего года.

К тому времени в Подлипках, на Центральном испытательном аэродроме (до образования Наркомата авиационной промышленности принадлежал НКТП) имени Л.М. Кагановича испытания планера уже начались, но без гермокабин. Точную дату начала заводских летных испытаний установить пока не удалось, но совершенно очевидно, что их целью было определение основных характеристики планёра, его устойчивости и управляемости. А это можно было сделать и без гермокабины.

Летчик-испытатель В.П. Федоров в кабине стратопланёра СП-1

Испытания начали летчик В.П. Федоров и А.Я. Щербаков в качестве наблюдателя. Планёр буксировался за самолетом ПЛ-5 (пассажирский вариант разведчика Р-5). При этом были достигнуты скорость 180 км/ч и высота 4600 метров.

1 августа буксировщик заменили на СБ (летчик Н.Д. Фиксон и летчик-наблюдатель Кальченко) в надежде затянуть планёр на большую высоту. Но этот полет оказался последним. При взлете на высоте 100 – 120 метров началась резкая тряска концов верхнего крыла с последующим их отрывом. Планеристы мгновенно отцепились от бомбардировщика и с левым разворотом начали снижение, однако при посадке от удара о землю планёр разрушился. Расследование показало, что авария произошла из-за плохого качества склейки лонжеронов верхнего крыла.

Этот полет поставил точку в «биографии» планёра. Причин тому несколько. И главные из них – создание стратосферных самолетов БОК-7 и БОК-11, а также начало Второй Мировой войны и последовавшие договоренности с Германией о переделе политической карты мира. Это была большая ошибка, и к созданию высотных самолетов мы вынуждены были вернуться, но уже во время войны.

Пожалуйста, оцените прочитанное!

Ваша оценка очень важна (выставляя оценку, Вы соглашаетесь на обработку Вашего IP-адреса)

Средняя оценка - 5 / 5. Проголосовавших - 3

Сожалеем, что материал не понравился

Сообщите - почему?