5
(1)

На заставке: вертолет Ми-14 с двумя ракетами Х-23 на внешней подвеске

В конце 1970-х по просьбе правительства Сирии в Советском Союзе приступили к исследованиям по расширению боевых возможностей вертолета-амфибии Ми-14ПЛ для борьбы с надводными и наземными целями типа ЗРК «Хок», пусковыми установками оперативно-тактических ракет «Ланс» (состояли на вооружении в США и Израиле), самолетами, находящимися в обвалованных укрытиях, ракетными катерами типа «Решеф» (Израиль) и для разрушения различных переправ. 23 октября 1982 года во исполнение совместного решения ВВС – МАП и МРП, утвержденного главкомом ВВС, приступили к доработке Ми-14ПЛ заводской № 78416.

При этом управляемую ракету Х-23М (изделие 68М) класса «воздух–земля» дооборудовали переходным устройством, обеспечивавшим ее пассивный старт с вертолета. Ракета размещалась в торпедном отсеке вертолета на штатном держателе БД-4УК (БД4-УК), а запуск ее двигателя осуществлялся в свободном падении после сброса с вертолета. Наведение ракеты на цель осуществлялось с помощью аппаратуры радиокомандной линии «Дельта-НГ» (ДНГ), смонтированной в носовой части фюзеляжа.

Вертолет построили на авиазаводе в Казани и 25 января 1983 года перебазировали в Феодосию на аэродром Кировское, где дислоцировалось 3-е управление НИИ ВВС. Там же 22 февраля завершили доработку машины. При этом, пустой вертолет потяжелел на 40 кг, а его центровка сместилась вперед на 23 мм.

Спустя два дня (24 февраля) приступили к летным испытаниям машины, завершившимся 11 апреля. Ведущими по специальным испытаниям были инженер Р.А. Хафизов, летчик – В.Н. Баракин и штурман – В.Н. Парахин.

В итоге заказчик пришел к выводу, что основные боевые и эксплуатационные характеристики Ми-14ПЛ, доработанного под Х-23М, соответствовали требованиям тактико-технического задания, и позволяли использовать вертолет для борьбы с малоразмерными наземными и морскими целями. При этом отмечалось, что для пуска ракет оптимальными скоростями следует считать 150 – 160 км/ч.

Но одной ракеты для поражения цели было недостаточно, и в том же году по бортам фюзеляжа смонтировали пусковые устройства для двух Х-23М. Есть упоминание, что впоследствии на Ми-14 смонтировали аж четыре пилона для этих ракет. Но автор документального подтверждения этому не нашел. Надо сказать, что размещение ракет на внешней подвеске лишало Ми-14 амфибийности, привязывая его к берегу или к палубе корабля.

В том же 1983 году провели испытания вертолета Ка-252ТБ (изделие 02Д2), прототипа будущего Ка-29 бортовой (он же серийный) № 209.

Вертолет Ка-252ТБ № 209 с ракетой Х-23

Несколько слов следует сказать о вертолете. Судя по его серийному номеру, нанесенному по бортам машины, можно предположить, что опытный экземпляр Ка-252ТБ переоборудовали из девятой машины Ка-27 второй серии. В паре с ним задействовали (видимо, для киносъемки) Ка-27 (изделие «Д»), серийный № 17-05. При этом Ка-252ТБ дооборудовали комплексом ракетного вооружения (РУВ) и двумя радиокомандными линиями «Дельта-НГ». Поскольку они размещались по его бортам, то могли наводить на цель лишь одну ракету. Как ракеты, так и ДНГ размещались на внешних подвесках, на держателях ДБ-3УВ. Старт ракет, как и с Ми-14ПЛ – пассивный.

Пожалуйста, оцените прочитанное по пятибалльной шкале!

Ваша оценка очень важна (выставляя оценку, Вы соглашаетесь на обработку Вашего IP-адреса)

Средняя оценка - 5 / 5. Проголосовавших - 1

Оценок еще нет.

Сожалеем, что материал не понравился

Сообщите - почему?